Жизнь рядом со смертью – часть 4 (Последние слова Николая…)

 

53ac1d_b3b67b2daf9b440cba09504a5957b37b

Фото Аурелии Борзин

 

Ну, ладно, хватит о грустном. Жизнь-то идет вперед.

Снова – к специальности

Как бы там ни было, а учиться мне на тогдашней работе никак не получалось: приехал− уехал, а тут еще мама с папой давят− давай, учись! Мы же смогли, а ты что, рыжий? Короче говоря, бросил я эту работу на телевидении, где отработал всего полгода, и ушел на завод “Сигнал”, в 10-й цех, инструментальный цех, и начальник цеха Куренков определил меня в качестве электрика 4-го разряда в ремонтную бригаду. Вот там уже началась работа по моей прямой специальности. Я же заканчивал техникум по специальности “Электрооборудование промышленных предприятий”, а тут это мне и пригодилось. Правда, вначале были проблемы: поломался станок по электрической части, меня вызывают, я прихожу, естественно, со схемой электрических соединений станка, и начинаю в ней разбираться. Через какое-то время прибегает взбешенный станочник к моему мастеру Курошу и орет:

Continuă lectura

Reclame

Жизнь рядом со смертью (часть третья)

Николай Карауш

Фото Аурелии Борзин

Читайте здесь первую и вторую часть рассказа.

        Надо же было такому случиться: рядом с нами, в каких-нибудь 2х  километрах, был поселок Александровка, где родился когда-то известный, а ныне забытый первый секретарь ЦК компартии Молдавии Иван Иванович Бодюл.

Это был поселок городского типа, там было и кино, и бочки с пивом, и девочки, а мы, зная об этом, сидели за своей колючей проволокой и не могли попасть в этот рай.

И тут поднял нас всех один вопрос: Дембель!

Командир роты старший лейтенант Лот нас заверил:

−Ребята, 10 мая вы будете уволены на гражданку.

Всеобщее ликование было налицо: мы все скоро уедем домой!

Однако солдаты моего отделения думали по-другому.

Continuă lectura

„Dă-mi să lucrez, că eu îs băiet de la ţară şi pot să muncesc.” Povestea lui Dan, povestită de el însuşi.

Această poveste a vieţii a fost făcută în baza unui interviu realizat la Centrul de găzduire şi orientare pentru persoane fără adăpost din Chişinău. Dan tocmai ieşea de la o consultaţie cu asistentul social al Centrului. Totodată primise şi o avertizare pentru o încălcare a unor condiţii ale Regulamentului şi anume consumul de alcool în interiorul Centrului, între altele. Această poveste descrie bine cercul vicios în care o persoană fără adăpost poate fi atras, căruia dacă nu-i face faţă, îşi poate „croniciza” condiţia de „om al străzii”. (P.N.)

Eu m-am născut în sat. Am terminat în sat şcoala medie şi apoi aici, la Chişinău, la Buiucani am învăţat patru ani de zile  la Şcoala Profesională Polivalentă. Şi liceu, tot acolo am făcut, patru ani de zile. La mine părinţii erau învăţaţi. Mama a venit din Rusia. Da’ tata vine dintr-o familie de oameni învăţaţi. De profesori… La mine bunelul a fost învăţător în şcoală, director. Bunica – învăţătoare de limba rusă. Trăiam într-un sat din raionul Cahul. Mama era asistentă socială la primărie, lucra cu Voincomat-urile[1], cu băieţii care se duceau la armată. Iar tata – lemnar. Făcea case, de la temelie pîn’ la vîrf. Nu, noi nu sîntem oameni de aiştea care se lasă… Putem să vorbim pe orice temă. Dar aşa a fost situaţia. Am rămas…

Continuă lectura

Жизнь рядом со смертью (часть вторая)

Николай Карауш

Foto © Aurelia Borzin

Первую часть рассказа можно читать здесь.

       Отец успел переговорить с командиром части, подполковником Жуковским, и мне дали увольнение на одни сутки для общения с родителями. Конечно, эти сутки прошли в гостинице г. Вознесенска, в радостных вопросах и ответах. Я узнал много интересного о своих друзьях, знакомых девушках и соучениках, мама с папой много узнали о моей службе.

Меня согревало сознание, что дома меня все-таки помнят и ждут, да ещё и невесту присматривают.

Жалко было, что эти сутки пролетели как одно мгновение, и мои “старички” уехали.

Правда, вскоре я получил отпуск на 10 суток. Прибыв домой, я доложил отцу:

−Товарищ майор! Ефрейтор Карауш прибыл в отпуск без происшествий.

И добавил:

−Извини, что только ефрейтор…

Отец рассмеялся:

−Да это же первое генеральское звание. Кто из генералов не побывал рядовым и ефрейтором?

Continuă lectura

Жизнь рядом со смертью

Din partea editorului:

L-am întîlnit pe Nikolai la cantina mobilă organizată de „Diaconia” lîngă ruinele hotelului Naţional. I-am propus să fac cu el un interviu şi să-l fotografiem (Aurelia Borzin) pentru o eventuală expoziţie de fotografie şi pentru blog. A acceptat cu bunăvoinţă. A fost la viaţa sa şi militar, şi inginer, şi jurnalist, a avut o viaţă plină, dar şi, mai ales în ultima vreme, plină de necazuri care i-au dat peste cap traiul… Locuieşte într-o cabină la Cimitirul de pe Armenească, unde şi lucrează ca măturător. Dar nu ştie unde va locui la iarnă, pentru că parohul i-a spus că nu vrea să-şi ia asupra lui răspunderea în cazul în care acesta va îngheţa. Totuşi, Nikolai nu se descurajează. Ne-am împrietenit cu el. A a fost de acord să-şi scrie viaţa, iar eu să o public, pe bucăţi, pe acest blog. Această poveste ne poate învăţa multe, despre viaţă, despre oameni… Iar Nikolai se ia cu scrisul, pînă dau îngheţurile…   (P.N.)

Foto © Aurelia Borzin

Николай Карауш

Недавно я был очень огорчён: умер мой хороший знакомый Виктор. По его словам, он всю жизнь был летчиком гражданской авиации, а в последние годы работы- командиром лайнера ТУ-134. Он много рассказывал о своей нелегкой работе на пассажирских воздушных судах, о многочисленных полетах в разные города и, конечно, об ответственности за машину, экипаж и пассажиров.

Мы с ним подружились, часами беседовали, к тому же у нас было много общего. Как известно, все гражданские летчики имеют воинские звания, хотя и не носят армейскую форму.

Виктор был полковником, я же прошел в армии путь от рядового солдата до прапорщика, командира взвода.

Наши беседы происходили на Центральном (Армянском) кладбище, где я работаю и живу уже десятый год.

Одним словом, так получилось, что я потерял квартиру и к тому же у меня украли документы.

Правда, настоятель Церкви всех святых отец Евгений и матушка Татьяна не дали мне пропасть. Я нынче работаю при церкви дворником и получаю за это двадцать лей в день. Имею и свой уголок, где можно переночевать.

Увы, смерть Виктора далеко не единственная здесь. До него умер наш охранник Виктор Иванович, в прошлом учитель. Замерз прямо на улице бомж Саша. Совсем недавно умер мастер-строитель Игорь. Кроме того, кладбище есть кладбище, и у нас почти каждый день проходят похороны, а то и не одни. Привыкнуть к этому трудно, а потому морально это нелегко. Видеть мертвых людей отнюдь не удовольствие, и это удручает.

Continuă lectura

Marii perdanţi ai revoluţiei de catifea în aşteptarea statului-adăpost

Petru Negură

Cei mai mulţi dintre moldoveni s-au simţit perdanţii revoluţiei cu flori şi cîntece de la sfîrşitul anilor ’80. De pe o zi pe alta, mulţi dintre ei şi-au pierdut economiile. Valoarea venitului lor lunar a căzut drastic şi nivelul de trai pe potrivă. Unii şi-au pierdut peste noapte lucrul care i-a hrănit vreme de ani buni, fiind puşi în situaţii penibile şi cu urmări incerte de supravieţuire. Pentru mulţi dintre aceşti oameni, dezvrăjiţi iremediabil de simbolurile revoluţiei şi ale democraţiei, anii „socialismului înfloritor” au devenit, retrospectiv, un adevărat paradis, pierdut irevocabil, iar partidul comuniştilor, o promisiune – fie şi înşelătoare – de a-l restitui.

Continuă lectura