Жизнь рядом со смертью (часть третья)

Николай Карауш

Фото Аурелии Борзин

Читайте здесь первую и вторую часть рассказа.

        Надо же было такому случиться: рядом с нами, в каких-нибудь 2х  километрах, был поселок Александровка, где родился когда-то известный, а ныне забытый первый секретарь ЦК компартии Молдавии Иван Иванович Бодюл.

Это был поселок городского типа, там было и кино, и бочки с пивом, и девочки, а мы, зная об этом, сидели за своей колючей проволокой и не могли попасть в этот рай.

И тут поднял нас всех один вопрос: Дембель!

Командир роты старший лейтенант Лот нас заверил:

−Ребята, 10 мая вы будете уволены на гражданку.

Всеобщее ликование было налицо: мы все скоро уедем домой!

Однако солдаты моего отделения думали по-другому.

Слушай,− сказал мне лезгин Садреддинович Садреддин Садреддин,−  когда домой отпустят?

−Командир роты обещал 10 мая.

−Что мне командир роты? Мой начальник− это ты. Ты обещал,− ты и сделал!

Я уже был младшим сержантом, полноправным командиром отделения, и прекрасно понимал, что на моих глазах происходит− это элементарный бунт, который всем нам может дорого обойтись.

И тут ко мне пришло решение.

−Отделение! Становись!

Ребята смотрели на меня с недоумением.

−Становись, я сказал! Или у вас на плечах уже нет погон? Становись!

Они нехотя построились.

−Направо! К воротам – шагом- марш!

Часовой на КПП пропустил нас без вопросов. Увидел, что сержант куда-то ведет отделение.

За пределами части меня спросил кто-то из строя:

−Командир, а куда мы идём?

−В Александровку. Познакомитесь с поселком, в котором родился и жил Иван Иванович Бодюл, бывший 1й секретарь ЦК компартии Молдавии.

−А ты… Тебя же накажут…

−Ничего. Я привык. Не первый год замужем.

Мы зашли в кино, причем нас, “солдатиков” бабушка-билетерша  пропустила бесплатно, потом купили по мороженому, построились и пошли в часть.

Меня уже ждал командир роты.

−Где был, Карауш?

−В Александровке, товарищ старший лейтенант.

−И с какой целью?

−Познакомился сам и познакомил солдат с поселком, в котором родился и жил Иван Иванович Бодюл.

Лот обернулся к моему командиру взвода прапорщику Галкину:

−Проверь, родился ли там Бодюл. Я жду с докладом!

Потом накинулся на меня:

−Ты хулиган! Уличный мальчишка! Разве в армии так делают?

Тут уж я взорвался:

−А ты кто? Пообещал солдатам 10 мая увольнение в запас. Сегодня уже 11ое  число, а мы ещё здесь и носим погоны! Бунт назревал, понимаешь ли ты? И чем можно было его погасить? Зачем зря языком молоть перед солдатами? Они же люди, как и ты, и ждут их дома!

И тут вошёл Галкин.

−Так точно, товарищ старший лейтенант, товарищ Бодюл Иван Иванович родился здесь, в поселке Александровка, и жил здесь до 20 лет.

−Идите. А я ещё с Караушем поговорю.

−Ну что? Домой хочешь?

−Хочу, конечно!

−Уедешь. А пока будешь ходить в наряд помощником дежурного по части. Бессменно!

−А покушать? А в баню?

−Будем отпускать. Но ты− уже не командир отделения. Хулиганы мне не нужны.

И вот я в наряде. Приказ есть приказ. Правда, наряд не тяжелый- когда дежурный отлучается, я сижу на телефоне. Это не трудно. Обидно другое: за что наказали? Ведь я предотвратил бунт. Меня за это наградить бы следовало, а меня наказали!

Ну, не бывает худа без добра.

Спросил я как-то у дежурного по части, у нашего лейтенанта, замполита роты:

−Товарищ лейтенант, все солдаты говорят, что вы своей жене не изменяете. Интересно, почему?

Он рассмеялся:

−А зачем? У всех баб всё расположено на одном и том же месте. Ничего нового. Так что искать? А ты своей изменяешь?

−Пока холост, изменять некому.

−Вот уволишься из армии- и женись. Так жить лучше- и семья, и детки, и теща родная…

−Да уж, про тёщу наслышан…

И наконец− демобилизация. Понятно, радость была всеобщей− и для меня, и для родителей, и даже для соседей.

Но отец за столом спросил:

−Куда хочешь пойти работать?

−Да вообще я хотел институт закончить…

−Это успеешь. Мы с мамой уже не молоды, неизвестно сколько ещё сможем работать, а тебе надо себя обеспечить. А учиться сможешь и заочно, мы с мамой этот путь прошли, и ты сможешь.

−Кстати, куда поступать хочешь?

−Ну, наверное, в университет, или в пединститут.

−А это ты не продумал. Оттуда один путь− в школу. Будешь иметь маленькую зарплату и большую нервотрепку с детишками.

−Но мама же всю жизнь работала с детьми и ей это нравилось.

−Она же женщина. Что же ей, на завод, в гам и шум? Да ещё с подвыпившими мужиками общаться? А тебе прямая дорога в политех. Вот и думай.

−Сначала надо стать на учет в военкомате, получить паспорт, устроиться на работу, а потом уже решать все остальные вопросы.

−Куда хочешь на работу идти?

−На Телецентр.

−Ну, ты неожиданный парень. И что ты там будешь делать? Ты не артист, не диктор, не оператор. Ты технарь.

−Да там техники полно, мне что-нибудь подберут.

−Ну, делай как знаешь.

И снова учеба

Через несколько дней я уже был в отделе кадров Кишиневского радио-телецентра. Узнав, что я техник-электрик, мне предложили работать в цехе ПТС (передвижные телевизионные установки).

−Так я же электрик-силовик,- удивился я,- а там нужны слаботочники, специалисты по радио и телевидению…

−Ничего,- успокоила меня симпатичная инспектор по кадрам,- работа там эксплуационная. К тому же познакомишься с интересными людьми, в том числе и с известными артистами…

Против такого аргумента я устоять не смог и тут же согласился.

И тут же пошел в этот цех. Начальником его был Ратушняк, а звали его, кажется, Миша. Это был прекрасный человек, веселый, общительный, дружелюбный.

И началась работа.

Мы ездили по всей Молдове- и на футбол в Кишиневе, и по колхозам республики Молдова, где снимали и передовых колхозников и колхозниц, а в перерывах- Николая Сулака, Надежду Чепрагу и других наших актеров и певцов. Я был счастлив- давал людям радость- и мне это было приятно.

Однажды с нами вместе ехал Михаил Волонтир. Он же был главным героем фильма “Цыган”.

Я уже потом рассказывал друзьям, что Надю Чепрагу я знал ещё с тех лет, когда работал на Телевидении, и сохранил о ней самые лучшие воспоминания.

Веришь, Петря, я был влюблен в них- и в Ратушняка, который нам плохого ничего не сделал, и ребят полюбил- они были ко мне благостроенны: бывало, конечно, что мы выпивали, но кто из мужиков не пьет?

Сидим, бывало, в аппаратной, и передаём футбол. Причём все- в трусах. Лето, жара, а тогда ещё были ламповые, черно-белые станции. Сидим в одних трусах- ну куда, жара летом в Молдове нестерпимая- и тут подходит девушка:

−Ребята, не хотите ли квас?

−Хотим! Давайте!

А она, смущенно так:

−Да у меня клиентов не хватает, а план надо делать?

−Давай, малышка, всё выпьем!

И всё выпивали.

Она потом:

−Да я вам ещё квасу принесу. Бесплатно!

Приезжает Ратушняк:

−Это что за базар? А меня забыли?

−Иди к нам! Родного начальника не забудем!

А потом по колхозам. Приезжаем, бывало, в какое-то село, а нас уже ждут.

Председатель колхоза:

−Вы уже всех наших дам сняли?

−Всех, товарищ председатель!

−А кто ещё остался?

−Да вот- Надежда Чепрага да Николай Сулак.

−Тащите их сюда! Они же тоже кушать хотят.

Боже, какой же молдавский народ гостеприимный и добрый!

Я горжусь тем, что я- молдован. Пусть у нас республика маленькая, но молдоване- славный народ. Я и сам молдован, правда, русскоязычный. Однако, мне всегда нравился молдавский язык- музыкальный, мягкий, и какой-то лирический. Позже я столкнулся с румынским языком, но это совсем не то!

Молдован спросит: Унде трэешть?

Румын спросит: Unde stai?

Молдован спросит: Ай касэ?

Румын спросит: Trăieşti la casă sau la bloc?

Но, вообщем я, наполовину молдован, наполовину украинец, прекрасно понимал моих друзей по работе. И они меня понимали.

Сколько километров по Молдове мы прошли! И снимали, и отдыхали, и в девчонок влюблялись!

Всё было.

Но когда отец и мама заметили, что я частенько возвращаюсь из своих поездок “под градусом”, то стали возмущаться и спрашивать, в чем дело?

Пришлось объяснять элементарные вещи:

−Приезжаем мы в колхоз. Снимаем передовых колхозников и колхозниц прямо на работе в  поле, или в коровьем хлеву, и диктор рассказывает об их достижениях, берёт у них интервью.  Делали и короткие перерывы передачи, и в это время мы транслировали выступления народных артистов: Николая Сулака, Надежды Чепраги и других. Местным жителям все это нравилось, и благодарный председатель колхоза на прощанье устраивал нам шикарный стол- с мясом, рыбой, овощами и фруктами. Ну и, конечно,  с вином, ибо какой же молдован будет кушать без вина? И когда все гуляют, я что, буду в сторонке стоять? Мол, мне мама с папой пить не разрешают? Да меня же засмеют наши же ребята!

−Сопьёшься,- мрачно сказал отец,- у вас слишком частые командировки.

−Не сопьюсь, папа,- сказал я,- мы же после застолья сразу домой уезжаем. Отоспался- и снова как огурчик.

Однажды с нами в село поехал старый скрипач, который работал в ресторане рядом с кинотеатром “Патрия”. Он опоздал на автобус творческих работников и ехал в нашей аппаратной. В дороге играл нам на своей скрипке множество самых разных мелодий, не уставая при этом совершенно.

Изумленный я спросил:

−А где вы учились?

−А нигде. Я ни одной ноты не знаю. Играю чисто на слух. Впервые взял скрипку в руки, когда мне было четыре года, и с тех пор с ней не расстаюсь.

Мы были поражены.  Конечно, сейчас я уже не помню ни его имени, ни фамилии, ибо все это происходило в далеком 1974 году. Зато помню, что снимался он в кинофильме  “Мосты” в роли цыгана- скрипача, и немцы, приняв его за еврея, тут же расстреляли. Однако в реальной жизни он дотянул до старости. Сейчас ходят слухи, что он уже умер, но проверить этот факт я не могу и не знаю, правда ли это.

Да и ресторанчика, где он работал давно нет. Однако человек этот был, безусловно, очень талантливым, и я с удовольствием вспоминаю, какую радость он доставлял своей игрой.

(Продолжение следует)

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare /  Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare /  Schimbă )

Conectare la %s